Dmitry Adrov (dadrov) wrote,
Dmitry Adrov
dadrov

Categories:

Оборона Моншау. Часть 9 - Конец операции "Штессер"

Конец операции Штёссер

Этот же маршрут – на Моншау выбрал и командир десантников подполковник барон фон дер Хойдте. С ним шли еще три человека. Все трое не были сильно здоровы, тем более у самого фон дер Хойдте рука была в гипсе – по счастью во время высадки и последующих скитаний по американским тылам среди десантников уцелел и медик с набором медикаментов и инструментов.

Тем не менее, фон дер Хойдте, вероятно, хотя бы до какого-то времени считал, что Моншау все же взят немцами. Надежды были, даже, несмотря на то, что к нему-то на подмогу никто так и не пришел. Возможно, к тому времени, как все трое добрались до Моншау, все стало ясно  город в руках американцев. Тем не менее, путь к Моншау видимо, был выбран потому, что не требовалось переходить Рур.

Как бы то ни было, трое измученных путников во главе с фон дер Хойдте с утра 21 декабря лежали в сугробах под кустами на окраине Моншау и ждали темноты. Едва начало темнеть, путники решили стронуться с места в сторону, где предполагали наличие немцев. На самом деле это ожидание было напрасным – пробиться к немецким окопам невозможно было даже вдоль Рура. Дойдя до окраины города, все трое в этом убедились. Решили прорываться только двое. Фон дер Хойдте приказал своим спутникам идти самостоятельно, а он, пока может их прикроет. На том и  порешили. Оставшись один, командир парашютистов еще несколько часов пролежал в снегу. Ближе к 23 часам он поднялся и мелено побрел к окраине города. Большого выбора куда идти у него не было – он шел к тем домам к которым мог пробраться незамеченным идя по роще. Он добрел до дома номер шесть по улице Оберер Кальк. Это такие выселки на краю Моншау с сельскими домиками позади которых разбиты огороды. Так было тогда, в 1944 году, так это осталось и сейчас. Дом номер шесть принадлежал учителю Карлу Бушери.

Хойдте 3
Американцы забирают раненого  фон дер Хойдте

Карл Бушери когда-то повоевал – еще в Первую мировую, на Вторую мировую на фронт уже не попал, что в общем-то было довольно странно, так как ему исполнилось только 56 лет. В 1940 году с восторгом смотрел на немецкие танки, которые катились через Бельгию во Францию, но к 1944 году война ему, как и многим немцам вполне поднадоела. Тем не менее, Карл Бушери считал своим долгом укрыть немецкого офицера. Его младший сын, Ойген, был членом «Гитлерфгенда» и проходил начальную медицинскую подготовку – он обработал переломанные пальцы немецкого офицера и наложил новую повязку. Семья учителя готова была и дальше укрывать фон дер Хойдте, но тот предпочел другой путь.

Утром Ойген Бушери отнес американскому военному коменданту  Моншау капитану Роберту Гетчеусу записку следующего содержания:
22 декабря
Дорогой сэр,
Я пытался встретить немецких солдат возле Моншау. Поскольку я не мог найти там немецких войск, я сдаюсь, потому что я ранен и болен, мои физические силы истощены. Пожалуйста, будьте любезны послать доктора и скорую помощь, так как ходить не могу. Я лежу в постели герра Бушери и жду вашей помощи и распоряжений.
Искренне Ваш,
Фрайхерр фон дер Хейдте,
подполковник, командир немецких парашютистов в районе Эйпен - Мальмеди.


У артиллерийского капитана Гетчеуса забот и так хватало и связываться с немцем ему никак не светило, поэтому он быстро переправил записку из отеля «Хорхем», где размещалась комендатура на городской почтамт в штаб 47-го пехотного полка 9-й пехотной дивизии. Там все страшно возбудились. Брать командира немецких парашютистов отправился подполковник Лоуренс К. Лэнглэнд из штаба 9-й пехотной дивизии. Впереди ехал сам подполковник, за ним несколько джипов с охраной, фотографом и кинооператором, потом «скорая помощь» с санитарами и, на всякий случай, бронетранспортер с солдатами. Но встреча с немецким офицером была совсем не пафосной – тот был еле живым. Санитары перегрузили некогда бравого  барона на носилки, несколько солдат сфотографировалось на фоне этих носилок, их затолкнули в санитарную машину и у же в 10 часов утра борона повезли в Эйпен, в штаб 5-го корпуса. Как раз через перекрестки Мон Рижи и Белль Круа.

В плену барон фон дер Хойдте малость оклемался, пытался дерзить и требовал, чтобы ему сообщили, когда по радио передадут, что его наградили мечами к Рыцарскому кресту. Затем начал проповедовать опасность Советской России для европейской цивилизации. В декабре 1944 это было не модно, но слова барона попали в уши кому надо, что и обеспечило ему дальнейшую карьеру в рядах новой, западногерманской армии –  Бундесвера.

Хойдте 5
Барон фон дер Хойдте  генерал Бундесвера

Между тем, опасения коменданта Моншау были совсем не беспочвенными. Отвинтиться от поимки остальных немецких парашютистов ему не удалось. Часть из них, конечно, переловили бойцы 9-й пехотной, но за остальными пришлось выезжать ему самому и роте военной полиции. После дошедших слухах о расстреле американских пленных под Мальмеди никто особенно не рвался брать немцев в плен – их просто пристреливали на месте, но парашютистам переловленным в окрестностях Моншау повезло больше. Их брали живыми и наловили около ста человек.  Так бесславно закончилась и операция «Штёссер» и карьера командира отмеченного многими наградами фюрера немецких парашютистов. Но история на этом не закончилась.

31 декабря 1944 года, то есть почти через неделю после того, что все оставшиеся в живых немецкие парашютисты были переловлены, статья о разгроме десанта была напечатана в американской военной газете «Стар энд Страйпс».  В тот же день она добралась и до избушки лесника на самом северном участке обороны 38-го разведывательного эскадрона, где по-прежнему сидели командир третьего взвода роты «B» лейтенант Альфред Шехаб и его сержант МакДональд.

Хойдте 4

Получив газету и прочитав статью на первой же станице, сразу под заголовком они пришли в ярость – в статье ничего не говорилось о них, хотя именно они первыми вступили в бой с немецким десантом.  Шехаб тут же стал трясти своего ротного командира, капитана Сайна, а тот – самого командира эскадрона О’Брайена с сообщением о таком безобразии, а тот начал трясти уже и командира 102-й кавгруппы Дольфа. Подполковник Дольф принял соломоново решение: во-первых он заставил лейтенанта Шехаба писать отчет о том, как он воевал с парашютистами, понимая, что лихой потомок ливанских горцев не слишком любит всякую письменность; во-вторых потребовал от военного коменданта Моншау копию записки подполковника фон дер Хойдте о сдаче в плен. В двух абзацах отчета лейтенанта Шехаба оказывалось, что за позициями взвода высадилось около 500 парашютистов, а записку подполковник Дольф приказал присовокупить к сводному отчету эскадрона о боевых действиях. Так она и дошла до нас.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments