Dmitry Adrov (dadrov) wrote,
Dmitry Adrov
dadrov

Category:

Оборона Моншау. Часть 10

Третья атака немцев

Однако вернемся  в Моншау. Ночь с 16 на 17 декабря проходила бурно. Через час после того, как самолеты с десантом пронеслись над головами защитников Моншау, то есть в 4-00 немцы предприняли попытку ночной атаки. Фактически, это была попытка просочится к городу в промежутки между опорными пунктами. Передовой пост роты «С» обнаружил, что 60 или 70 немцев пытаются проникнуть в город вдоль дороги на Менцерат. Обе правофланговые роты, «E» и «C» тут же сдвинули фланги. Соответственно, рота «E» занимавшая позиции в самом городе и на берегу Рура, сдвинулась влево, севернее, а рота «C» - наоборот, на юг. В результате, немцев оказалось несколько больше, чем насчитали из передового секрета.

Передовых артиллерийских наблюдателей на этом участке не было, но разведчики 38-го эскадрона были на прямой связи с артиллеристами.  Немцев подпустили до колючей проволоки, ограждавшей американский опорный пункт, и по сигналу открыли артиллерийский огонь. Одновременно из окопов по наступающим на узком участке фронта немцам ударили пулеметы и минометы обороняющихся. Кроме того, несколько танков сманеврировали на позиции дальше от реки и ближе к дороге и открыли огонь картечью. Трудно сказать, насколько удачен был картечный огонь 37-мм пушек, но и с этой стороны атака была сорвана и больше уже немцы в город не совались, сосредоточив усилия на возле «дороги-змеи», то есть трассы номер 258.

Четвертая атака немцев

В 6-15 началась артиллерийская подготовка немцев. Били по всему фронту, но наиболее сильный удар был нанесен по позициям роты «F» за железной дорогой. Под огнем оказались  позиции минометов роты «C»  у магистрали номер 258, то есть «дроги-змеи». Минометы вынуждены были замолчать, что послужило сигналом к началу немецкой атаки. Сосредоточившись к северу от дороги и прикрываясь рощей, немцы начали наступление на юг, в сторону «поворота-шпильки», тем самым, как бы стараясь ударить в тыл позициям роты «C»  к югу от дороги.  Фактически, немцы обходили «поворот-шпильку», выходя непосредственно к железной дороге и за нее. Силы немцев в районе «поворота-шпильки» оценивались американцам скромно – 150 – 200 человек. Немногочисленность атакующих, в общем, понятна – это было не главное направление атаки.

Оборону на этом участке держала рота «F» - опорный пункт первого взвода располагался прямо у железной дороги. Взвод ответил на немецкую атаку огнем. Кроме того, заговорил опорный пункт роты «C» на холме, который и огибал «поворот-шпилька». Немцы оказались в огненном мешке, вернее, могли оказаться, но они туда не сунулись. Их настоящей целью были позиции роты «F» за железной дорогой. Три взвода сопротивляться немецкой атаке самостоятельно не могли, но опять ударили «присты» 62-го артбатальона.
Батальон давно досаждал немцам и утром, как только начало светать, вроде бы представилась возможность расквитаться с назойливым артиллеристам, которые раз за разом срывали немецкие атаки. Уничтожить артбатальон решено было с воздуха, тем более, утро 17 декабря было морозным и ясным.
Трудно сказать, какими силами действовали немцы, но воздушный удар был нанесен по батарее обслуживания, которая располагалась вдали от огневых батарей. В Журнале боевых действии батальона потом будет отмечено, что в районе расположения батареи упало двадцать бомб, но разрушений и жертв они не принесли. Максимум, чего добились немцы своим налетом, это побить стекла в джипах. Вообще, решение атаковать артбатальон с воздуха было крайне спорным. Командира батальона в расположении части уже не было, а батареи были растянуты по фронту, а не сосредоточены в одном месте. Удар, таким образом, пришелся на тыловое подразделение  батарею обслуживания, по-прежнему располагавшееся недалеко от Рётгена, но совсем не у передовой линии.

Больше артбатальон пострадал во время немецкой артподготовки, когда было подбито несколько джипов и бронетранспортер. Появились и раненые.

Пока шел бой у дороги, к северу от «поворота-шпильки» крупные силы немцев сосредоточились за рощей перед железнодорожной насыпью. Они начали атаку в 8-00. Это и была главная атака, а атака у поворота-шпильки лишь предваряла ее, позволяя немцам занять выгодные позиции перед атакой за железнодорожную насыпь и обеспечив ее с левого фланга. Атака велась уже главными силами 751-го фольскгренадерского полка и фактически по всему восьмикилометровому фронту от Моншау до Концена.

Атака велась от рощи перед железной дорогой на юго-запад, в сторону Мютцениха. Если быть совсем точным, то к той части Ойпенер штрассе (шоссе N67), где дорога круто сворачивает на юго-запад. Выгод такой атаки было сразу несколько.  Во-первых, обходились узлы сопротивления американцев у железной дороги и «поворота-шпильки», во-вторых, противостоять атакующим мог только один опорный пункт из двух занимаемых на данном направлении ротой «F».

В начале девятого часа немцы быстро проскочили железнодорожное полотно и начали двигаться в сторону Мютцениха. Атака велась в узкой полосе –между опорными пунктами роты «F». Как раз за опорным пунктом второго взвода, то есть за тем, что севернее находился и командный пункт роты.
Бойцов в роте «F» оставалось немного, но сказалось умелое расположение опорных пунктов  вдоль дороги, когда каждый опорный пункт мог поддерживать друг друга огнем с фланга или по тылу наступающего противника. Фронт на участке от «поворота-шпильки» до опорного пункта второго взвода роты «F» теперь как бы развернулся не с севера на юг, а с запада на восток.

Американцы ответили тем, что начали подтягивать бойцов с неатакованных участков, прежде часть рты «Е» из Моншау, которую поставили за самыми дальними окопами роты «F» уж ближе к роте «B».  Такое перемещение было само по себе довольно опасно, так как непонятно было, где противник будет атаковать следующий раз, но у «поворота-шпильки» бой уже шел, а направление на Менцерат было относительно спокойным.
Машины 893-го танкоистребительного батальона, наоборот переместились ближе к Моншау, за Ойпенерштрассе. Туда же последовал и 10-й танковый батальон. Кстати, на схеме из отчета 38-го эскадрона отмечен именно этот момент, так что пересечение железной дороги и шоссе номер 258 с западной стороны окружено аж тремя значками изображающими бронетанковые части.

Немцы пытались было закрепится на  дроге, идущей параллельно железной дороге с западной стороны (она сейчас называется Киршенштайнвег), но были сначала прижаты к земле огнем, из окопов, затем огнем самоходных гаубиц 62-го артбатальона и, наконец отброшены «Шерманами» 10-го танкового батальона и самоходками 893-го танкоистребительного батальона и оттеснены к железной дороге.

Ни за железную дорогу, ни за ручей Лауфенбах техника не заходила, так что роте «C» сначала пришлось отбивать атаку пулеметами и опять прибегать к помощи «Пристов» 62-го артбатальона. Отчет о боевых действиях эскадрона даже отмечает случай, когда нескольким танкистам, вероятно роты «F», пришлось бежать к «повороту-шпильке» с гранатами для тог, чтобы закидать ими расчет немецкого пулемета. Далее там же рассказывается, что защитники опорного пункта на холме у поворота все же вызвали по радио противотанкистов из 893-го танкоистребительного для того, чтобы они помогли отогнать немцев, которые подступили совсем уж близко. Место, где это могло случиться точно установить не удалось. В тексте отчета говорится, что немцы, уничтоженные истребителем танков, приданным роте «F» были у домов, в 70 ярдах от окопов роты «С», но сейчас дома есть только к востоку от поворота, близ восточного берега ручья Лауфенбах.  Хотя, в принципе, немцы атаковали к западу от «поворота-шпильки». Теоретически это возможно и из-за железной дороги, но оттуда из-за деревьев невидно ни холма ни поворота, ни домов (там сейчас маленькая гостиница и какие-строения при ней). Если говорить о времени, то на часах было около 10 утра.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments